Колокольня «Иван Великий» звонницы

.

Бон Фрязин (конец XV — начало XVI века) Колокольня «Иван Великий». 1505–1508. Доменико Жилярди (1785–1845), Луиджи Руска (1762–1822) Звонницы. 1814–1817 Вид с юго-востока
Колокольня «Иван Великий» построена в 1505–1508 мастером Боном Фрязиным, возможно, принадлежавшим к роду венецианских архитекторов Бонов, на месте храма, сооруженного при Иване Калите.


В нижнем ярусе колокольни раньше находилась церковь Святого Иоанна Лествичника, отсюда и возникло название. В 1532–1543 рядом с ней итальянский архитектор Петрок Малой возвел новую церковь-колокольню Воскресения (позже — Рождества Христова). В XVII веке ее полностью преобразовали в звонницу, названную Успенской. В 1600 колокольня «Иван Великий» была надстроена и под ее куполом сделана надпись в три строки золотыми буквами по синему фону: «Изволением святыя Троицы повелением великого государя царя и великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца и сына его благоверного великого государя царевича князя Федора Борисовича всея Руси сий храм совершен и позлащен во второе лето государства их 108». С тех пор ее высота составляет 81 метр. В 1624 русский мастер Бажен Огурцов и англичанин Джон Талер соорудили еще одну звонницу, названную по имени заказавшего ее патриарха Филаретова пристройка. В 1812 обе постройки взорвали французы, а «Иван Великий» устоял. В 1814–1817 звонницы восстановил архитектор Доменико Жилярди по проекту петербургского зодчего Луиджи Руска. В настоящее время на колокольне и звонницах размещается 21 колокол.
На месте современного здания Благовещенского собора, построенного в 1485–1489, в более ранний период последовательно существовало по крайней мере два храма, один из которых возвели в конце XIV века, другой, значительно увеличенный в размерах, — в 1416. Это были одноглавые церкви, стоявшие на высоком подклете, где хранилась княжеская казна. Он сохранился в структуре ныне существующего собора. Во время его ремонта и реставрации обнаружили детали архитектурного декора храма 1416-го. Некоторые из них можно видеть в одной из витрин на первом этаже колокольни «Иван Великий», где развернута экспозиция, посвященная самым ранним постройкам на территории Московского Кремля.
Представляет интерес прямоугольный белокаменный блок, имеющий на лицевой стороне исполненный неизвестным древнерусским резчиком рельефный растительный орнамент. Он состоит из пальметт и стилизованных цветков лотоса, переплетающихся между собой расходящимися в разные стороны стеблями. По аналогии с сохранившимися каменными храмами того же времени, расположенными в Москве и ее окрестностях, предполагается, что эта деталь могла быть частью опоясывавшего здание горизонтального фриза. Он состоял из трех частей: в верхней располагался поребрик, под ним — ряд ниш с многолопастными килевидными завершениями, последний, третий, ярус состоял из белокаменных плит с орнаментом, представленным на данном блоке.
На втором этаже колокольни «Иван Великий» в настоящее время можно увидеть уникальный памятник XV века — плиту с надписью на латинском языке, некогда украшавшую Спасскую башню Московского Кремля со стороны Красной площади. Надпись гласит: «loannes Vasilii, Dei Gratia Magnus Dux Volodimeriae, Moscoviae, Novogorodiae, Tferiae, Plescoviae, Vetigiae, Ongariae, Permiae, Buolgariae, Et Alias Totiusque Raxie Dominus Anno 30 Imperii Sui Has Turres Condere Fecit, Et Statuit Petrus Antonius Solarius Mediolanensis, Anno Nativitatis Domini 1491. Kalendis Martiis Imposuit». С противоположной стороны размещена другая плита, имеющая текст на русском языке, примерно соответствующий предыдущему: «В лето 6999 (1491) июля Божией Милостию сделана бысть сия стрельница повелением Иоанна Васильевича Государя и Самодержца всея Руси и Великого Князя Володимерского и Московского и Новгородского и Псковского и Тверского и Югорского и Вятского и Пермского и Болгарского и иных в 30 лето государства его, а делал Петр Антоний от града Медиолана». Таким образом, в обеих надписях указывается дата возведения башни, называются имена строившего ее архитектора, заказчика и титул последнего.
Один из увековеченных в этой надписи — великий князь московский Иван III Васильевич, как его иногда именовали, Государь всея Руси, уничтоживший ненавистное иго Золотой Орды и подчинивший своей власти огромные территории, принадлежавшие Новгороду Великому, земли Тверского княжества, извечного соперника Москвы, и многих других. Он может по праву называться основателем единого Российского государства с центром в Москве. Другой — итальянский зодчий Пьетро Антонио Солари, происходивший из семьи миланских архитекторов и скульпторов выходцев из Пьемонта. Его отец и дед возглавляли строительство Миланского собора. Он также принимал в нем участие и много строил в городе (некоторые его творения сохранились до настоящего времени). Солари прибыл в Москву в 1490, где вскоре стал, по его словам, главным архитектором великого князя. Мастер в основном занимался возведением стен и башен Кремля, среди которых Боровицкая, Константино-Еленинская, Фроловская (Спасская), Никольская, Собакина (Угловая Арсенальная), а также, скорее всего, Сенатская и Беклемишевская (Москворецкая) башни. Кроме того, он, вероятно, заканчивал строительство Грановитой палаты или занимался ее отделкой. К сожалению, столь успешно начатая деятельность была прервана внезапной смертью зодчего в 1493.
В XVII веке в Московском Кремле не только колокольня «Иван Великий» была украшена надписью, выполненной по указу царя Бориса Годунова, но и многие другие постройки, например Грановитая палата. Помимо того, на самом крупном кремлевском сооружении, каким являлся построенный при том же правителе Запасной дворец, в середине XVII века на фасаде, обращенном к Москве-реке, тоже сделана надпись — фриз с титулом государя. Он состоял из резных белокаменных плит протяженностью почти пятьдесят метров. На каждой из них начертаны титулы, обозначавшие отдельное владение русской короны.
«Божиею милостью Мы Великий Государь Царь и Великий князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец: Московский, Киевский, Владимерский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский и царь Сибирский, государь Псковский и великий князь Литовский, Смоленский, Тверской, Волынский, Подольский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский и иных, государь и великий князь Новагорода, Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны повелитель, и государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских князей и иных многих государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчичь и Дедичь и наследник и государь и обладатель».
Этот титул принадлежал отцу Петра I, царю Алексею Михайловичу. После разрушения Запасного дворца во второй половине XVIII века, в период строительства грандиозного здания по проекту архитектора В. И. Баженова, плиты с надписью были сброшены к подножию Боровицкого холма. А через два столетия найдены там в отвале мусора, сейчас некоторые из них демонстрируются на новой экспозиции в колокольне.
Вес «Новгородского» колокола составляет 430 пудов (около 7 тонн). Для колокольни «Иван Великий» в 1731 его отлил Иван Федорович Моторин — представитель известной династии колокольных мастеров. Он же вместе с сыном Михаилом создал знаменитый Царь-колокол, стоящий у основания колокольни, колокол «Семисотный», висящий неподалеку на Филаретовской звоннице, и «Набатный» колокол, располагавшийся на одноименной башне, а после Чумного бунта перемещенный в Оружейную палату, где находится по сей день.
«Новгородский» колокол был перелит из старого благовестника, изготовленного в 1556 мастерами Михайловыми для звонницы древнего Софийского собора в Новгороде Великом и позднее перевезенного в Москву. На него не только нанесена надпись, в которой, как это часто практиковалось, говорится об отливке, но и приведен текст, помещавшийся на старом колоколе. Он выделяется необычной декорацией: в верхней части располагаются пять рельефных поясов, два из них заняты надписью, которую обрамляют полосы растительного орнамента. Самый нижний ярус образуют фигурки херувимов. Над ними, среди цветов и листьев, — четыре одинаковых картуша, поддерживаемых с двух сторон апостолами Петром и Павлом, заключают в себе вид Петербурга с Невой и Петропавловской крепостью. Ниже, также в картушах, размещаются композиция «Успение Богородицы» и имя мастера.
При осмотре нового музея, расположенного в колокольне «Иван Великий», посетители Кремля впервые после долгого перерыва имеют возможность насладиться великолепным видом, открывающимся с ее смотровой площадки, находящейся на первом ярусе некогда самого высокого в Москве сооружения. Отсюда хорошо видна пестрая застройка Замоскворечья и Москва-река, стены, некоторые башни и наиболее интересные памятники, составляющие архитектурный ансамбль Московского Кремля. Под иным углом зрения оказываются окружающие Соборную площадь постройки: Большой Кремлевский дворец, Успенский, Архангельский и Благовещенский соборы, Патриаршие палаты с церковью Двенадцати апостолов. Во всем своем великолепии предстают украшенные зелеными поливными изразцами главки Теремных церквей, за ними просматриваются практически неразличимые снизу верха Теремного дворца. Хорошо видна Грановитая палата с недавно восстановленным Красным крыльцом. Эта постройка, созданная в 1491 итальянским зодчим Пьетро Антонио Солари, как и комплекс Большого Кремлевского дворца, не относится к памятникам архитектуры, занимаемым музеями Московского Кремля, но прочно связана с ними.
По крыльцу Грановитой палаты спускались российские императоры, чтобы пройти в Успенский собор на коронацию, а затем, выйдя из собора после окончания церемонии, перед ликующей толпой пересекали в полном облачении с короной на голове по настеленному помосту Соборную площадь, чтобы посетить Архангельский и Благовещенский соборы. Заканчивался первый день коронационных торжеств обычно праздничным церемониальным обедом в Грановитой палате. В XVIII веке одновременно с ним прямо на площади давалось угощение народу. Как правило, выставлялись начиненные дичью жареные быки и устанавливались фонтаны, бившие струями красного и белого вина. А еще ранее, в XVI–XVII веках, через Спасские ворота Кремля на Соборную площадь устремлялись иностранные послы, привозившие русским царям подарки, многие из которых ныне хранятся в Оружейной палате. Спешившись на площади, высокие гости проходили в Грановитую палату или другие, расположенные рядом с ней парадные помещения. В то же время на Соборной площади каждое 1 сентября праздновалось наступление Нового года, или, как его тогда называли, Новолетия. Отсюда, из сердца Кремля, отправлялись Крестные ходы на Красную площадь, в Казанский и Покровский соборы (храм Василия Блаженного).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.