Церковь Ризположения

.

Небольшую одноглавую кирпичную церковь Ризположения на митрополичьем дворе сложили каменщики из Пскова, приглашенные в Москву великим князем Иваном III. Храм, поднятый на высокий подклет, построен в традициях раннемосковского зодчества, а в его декорации присутствуют как московские, так и псковские черты. В 1643–1645 с севера и запада к нему была пристроена невысокая двухъярусная галерея с крыльцом. С юга также сохранилось небольшое крыльцо, которое ранее являлось частью более обширного перехода к часовне, расположенной у западной стены церкви, где с XVII века находился особо почитаемый Печерский образ Божьей Матери.


Посвящение храма связано с предшествовавшей ему домовой церковью, располагавшейся в палатах митрополита Ионы. По одной из версий, она была основана им в связи с чудесным событием, произошедшим летом 1451, когда Москву в отсутствие великого князя неожиданно осадили татары, руководимые царевичем Мазовшей. Митрополит к вечеру того же дня с крестным ходом обошел стены Кремля, «со слезами моляху Бога и Пречистую Богородицу — помощницу роду христианскому» о спасении. Ночь прошла в томительном ожидании, а наутро оказалось, что татары ушли. Этот день приходился на праздник Положения ризы Богородицы.
В 1655 после строительства новых патриарших палат церковь Ризположения была передана в состав дворцовых царских церквей. Вскоре после революции 1917 храм закрыли. В 1965 в нем устроена музейная экспозиция. Начиная с 1993 после длительного перерыва ежегодно в день храмового праздника (15 июля) совершается богослужение.

Сидор Поспеев (до 1628-после 1652), Иван Борисов (до 1628-после 1644), Семен Абрамов (до 1628-после 1654) Бегство в Египет 1644. Фреска на северной стене
Существующая роспись церкви Ризположения была выполнена в 1644 по заказу патриарха Иосифа жалованными царскими иконописцами — Сидором Поспеевым, Иваном Борисовым и Семеном Абрамовым, незадолго до этого участвовавшими в украшении кремлевского Успенского собора. Фресковая роспись храма, возможно, повторяет первоначальную, о которой ничего не известно. В куполе написан Спас Вседержитель, в барабане — ветхозаветные пророки, а чуть ниже — четыре евангелиста, на сводах и в люнетах (полукруглых завершениях стен) — важнейшие эпизоды евангельской истории, в конхе (полукуполе) центральной абсиды — композиция «Великий вход» с изображением небесной литургии, а ниже во всю ширину абсиды представлен «Собор всех святых». На незакрытых иконостасом двух западных столпах написаны причисленные к лику святых московские митрополиты и святые князья.
Важное место в росписи храма занимают два цикла, связанные с посвящением храма Богоматери: «Житие Пресвятой Богородицы» и «Великий Акафист». Первый, занимающий два верхних яруса на южной, западной и северной стенах, посвящен истории Иоакима и Анны, родителей девы Марии, ее детским годам, обручению со святым Иосифом. Второй (два нижних яруса) иллюстрирует торжественный гимн в честь Богоматери. Среди сюжетов последнего цикла помещена композиция «Бегство в Египет». Здесь представлена сцена с едущей на лошади Девой Марией с Младенцем Иисусом на коленях и полуобернувшимся к Ней шествующим рядом Иосифом. Изображение исполнено тихой грусти, чему способствует светлый, гармоничный колористический строй фрески.
Первоначальный иконостас церкви Ризположения не сохранился. Большинство икон для существующего пятиярусного иконостаса написано по заказу патриарха Филарета (в миру боярин Федор Никитич — отец царя Михаила Федоровича Романова). Работы выполнены в 1627 артелью иконописцев под руководством одного из лучших царских изографов — Назария Истомина Савина. Ему принадлежит общий замысел и иконы главного деисусного чина, а также некоторые из пророческого, праздничного и местного чинов. Тогда же все образы были украшены покрытым позолотой окладом из серебряной басмы (пластинками с тисненым рельефным узором).
Среди тех икон, что расположены в местном ряду, выделяются храмовый образ «Положение ризы Пресвятой Богородицы во Влахернах», написанные Назарием Истоминым «Богоматерь с Младенцем» и «Троица», а также украшающие двери жертвенника («Благоразумный разбойник Рах») и дьяконника («Голгофский крест»). В XIX веке при реконструкции иконостаса его подлинные царские врата заменили на новые, выполненные в стиле классицизма. В 1950-е восстановили раму, близкую по форме к первоначальному тябловому (состоящему из горизонтальных балок — табл, на которых стоят иконы) иконостасу. А царские врата, относящиеся к XVI веку, и некоторые иконы, помещенные в местный ряд, были взяты из кремлевского собрания. В то же время был добавлен не существовавший здесь ранее пядничный ряд, состоящий из небольших (размером «в пядь») икон XVII — начала XVIII века.
Главная храмовая икона церкви Ризположения располагается согласно старинной традиции справа от царских врат. После реформы патриарха Никона на этом месте обычно ставилась икона Спасителя, а за ней соответствующая посвящению храма. По-видимому, для патриаршей домовой церкви, которая вскоре вошла в состав царских дворцовых церквей, было сделано исключение.
На иконе изображено торжественное возложение на престол посвященной Богородице церкви во Влахернах (предместье Константинополя) драгоценной Ризы (одежды, точнее, длинного куска материи, которым женщины Палестины покрывали себя с головы до пят). По преданию, этот мафорий (так греки называли одеяние Богоматери) был увезен совершавшими паломничество к Святым местам двумя знатными константинопольскими сановниками из Иерусалима, где хранился у одной благочестивой девицы. К ней реликвия попала по прошествии многих лет, через посредство таких же, как она, девственниц. Первой им владела некая вдова, прислуживавшая самой Деве Марии и получившая мафорий от нее в подарок. После его перенесения в Константинополь там был установлен праздник Положения Ризы Пресвятой Богородицы, который отмечается церковью 2 июля (15 июля по новому стилю). Не раз эта священная реликвия, как свидетельствуют византийские хроники, спасала город во время его осады неприятелем, что нашло отражение и в росписи кремлевской церкви.
Икона «Троица Ветхозаветная», входящая в состав местного чина иконостаса церкви Ризположения, написана одним из лучших царских изографов, потомственным иконописцем Назарием Истоминым Савиным, трудившимся в первой трети XVII столетия. Он, его отец Истома Савин и брат Никифор Истомин Савин были не только видными государевыми иконописцами, но также работали на именитых людей Строгановых, выполняли патриаршие заказы. К последним относится икона «Троица», созданная для патриаршего храма, каким в то время являлась церковь Ризположения. Заказчиком выступал патриарх Филарет, отец первого царя из династии Романовых, что накладывало определенный отпечаток на работу мастера.
Икона, одна из лучших в творчестве Назария Истомина, на которой изображена сцена из Ветхого Завета, представляющая явление праотцу Аврааму Триединого Бога в образе трех ангелов, в целом повторяет композицию хорошо известной работы знаменитого иконописца Андрея Рублева. Но, созданная в иную эпоху, она отличается повествовательностью, материальностью, отсутствующей у Рублева, красочностью и отвечающей духу времени «живоподобностью». Вместе с тем мастер, безупречно владеющий кистью, стремится к изысканности форм и утонченности образов.
На северной и западной галереях церкви Ризположения находится небольшая постоянная выставка «Русская деревянная скульптура XV–XIX веков». Представленные здесь деревянные иконы свидетельствуют о достаточной распространенности в русских храмах скульптурных изображений, выполненных в технике как низкого, так и высокого рельефа. Основой собрания стали произведения, созданные работавшими в Московском Кремле резчиками и предназначавшиеся для расположенных здесь храмов и монастырей, — это горельеф «Распятие с разбойниками» из Чудова монастыря, резное изображение на крышке раки митрополита Ионы, возможно, выполненное для его гробницы в Успенском соборе, а также предназначавшиеся для размещения в киотах резное изображение Страстной иконы Божьей Матери и деревянная, почти круглая фигура святого Георгия (относящаяся к концу XIV — началу XV века, самая древняя в собрании).
В тот же ряд может быть поставлена резная объемная фигура святого из церкви Николы Гостунского в Кремле. Это изображение относится к иконографическому типу «Никола Можайский». Святитель представлен в священнических облачениях с моделью храма (символизирующего целый город) в левой руке. В правой находился утраченный ныне меч. Изображение живо напоминает предание, повествующее о том, как святой Николай Чудотворец предстал в подобном образе грозного защитника при осаде города монголо-татарами.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.