Жемчужина в сердце Европы

.

Прагу называют жемчужиной в сердце Европы. Это город с великолепной панорамой и огромным количеством живописных мест и уголков, город легенд: о святых и королях, мастерах и алхимиках, исчезающих улицах и таинственных домах, о глиняном Големе и многочисленных пражских привидениях.
Удивительно сохранившееся богатство исторических памятников города создает неповторимую, чисто пражскую атмосферу и особый колорит исторической столицы, где прошлое переплетается с настоящим, фантастическое – с реальным, красота – с причудливостью. На улицах Праги каждый чувствует, что здесь и по сей день присутствует ее genius loci – дух, или гений места, чего, увы, уже нельзя сказать ни об одной из остальных столиц Европы.


Чехи пришли в Прагу не первыми – со II века до н. э. там уже побывало кельтское племя, называемое бои. Потому Чехия и звалась Богемией. Спустя 400 лет кельтов-боев оттеснили на север. Слово «прага», по некоторым версиям, тоже связано с кельтами. Кельтские друиды совершали жертвоприношения, сжигая жертвенных животных на ритуальных кострах. «Пражить» в переводе – «предавать огню». Есть и другая версия – река Влтава, пересекающая Прагу, обильна бурными порогами (по-чешски prah).
Совсем неподалеку от Пражского Града, возле исторического центра города, одна из экспедиций нашла кельтские дольмены и мегалиты с кельтскими символами. На окраине Праги обнаружилось самое крупное кельтское поселение под названием Зависть. К настоящему времени от него остался лишь круг, выложенный из камней.
Сведения о кельтах и их жрецах-друидах очень скудны и в то же время внушают страх, особенно когда речь идет о магии и жертвоприношениях – не всегда в них участвовали жертвенные животные. Друиды поклонялись камням, Луне, дубу и омеле и верили в бессмертие души. Кроме того, они предсказывали будущее. В баварско-чешском пространстве кельты возвели около 300 культовых и жертвенных сооружений. Конечно, кельты занимались не только колдовством: искусные металлурги, ремесленники, горняки, они завершили в Средней Европе древнейший период развития цивилизации.
Конец их истории известен: легионы Цезаря уничтожили 800 городов, по новейшим подсчетам французских ученых, легионеры истребили или взяли в рабство примерно два миллиона человек. Кельтские племена на западе Европы сошли с исторической сцены.
Кто пришел в Чехию после кельтов? Славянская легенда рассказывает о трех братьях, вождях трех славянских племен, их звали Чех, Лях и Рус. Однажды они решили найти для своих племен новое обиталище, и втроем отправились в долгий путь через всю Европу. Через несколько дней путешествия Рус нашел себе местность по вкусу и воскликнул: «Мне и моему племени это вполне подойдет». Они остались – и стали называться русскими, а их территория – Россией.
Двое других братьев продолжили путь, пока не забрались высоко в горы, называемые Ржипскими. Сверху открывался прекрасный вид, и Чех вскричал: «Вот она, земля молока и меда! Я и мое племя остаемся здесь!» Видимо, его племя осталось очень довольно выбором, потому что с тех пор стало в честь вождя называться чехами. А Лях со своим племенем продолжил путешествие, пока не добрался до местности, ставшей впоследствии Польшей.
После смерти Чеха его племя выбрало нового вождя по имени Крок. У него было три дочери, младшая из которых, Либуше, стала править чехами после смерти отца. Она возвела на берегу Влтавы крепость под названием Вышеград и сделала ее своей резиденцией. Совмещая обязанности правительницы и пророчицы, Либуше время от времени делала судьбоносные предсказания. Поскольку некоторые из ее подданных-мужчин то и дело изрекали что-нибудь вроде «Курица – не птица», «Волос долог, а ум короток», Либуше сочла, что пришло время правителя-мужчины, и сделала предсказание на этот счет. Она отправила группу людей на поиски подходящего кандидата. В ее видении он должен был обитать в долине и пахать землю. Все так и вышло – люди Либуше обнаружили в поле Пршемысла-пахаря, который, женившись на ней, стал первым чешским князем. От него пошла династия чешских Пршемысловичей.
Когда посланцы отправились искать будущего правителя, Либуше сделала еще одно предсказание. Она вышла на Вышеградскую скалу, вгляделась в прекрасную долину и изрекла знаменитое пророчество о Праге: «Вижу город великий, что славою вознесется до небес…»
Новый город должен быть заложен «на скале именем Петршин, неподалеку от потока Бруснице», там, где сейчас находится пражский район Градчаны. Туда и было послано Либушино посольство. Город должны были назвать тем словом, которое скажет посланцам в долине первый встреченный ими человек (мероприятие, согласитесь, довольно рискованное). Тем не менее все обошлось благополучно – первым оказался домовитый хозяин, тесавший деревянный порог своего дома, и на вопрос: «Что ты делаешь?» – он ответил «Порог». То есть prah.
На этом месте чехи основали Пражский Град, ставший резиденцией Пршемысловичей и положивший начало строительству Праги. Вскоре ее слава действительно «вознеслась до небес». Так рассказывается об основании Праги в знаменитой «Чешской хронике» Козьмы Пражского (до 1125 г.)
Либуше выбрала для Праги очень удачное место. Она находится не только в центре Западной Европы, но и прямо посередине исторических чешских земель. К тому же это место издавна было точкой пересечения важнейших торговых путей – с востока (Киева и Польши) на запад и с юга (Италии, Византии) на север.
По мнению ученых, история Праги складывалась не совсем так, как рассказывают летописи. Она началась с момента основания Пражского Града между 880 и 890 годами князем Борживоем из рода Пршемысловичей. В первой половине X века на противоположном берегу Влтавы возникла вторая крепость Пршемысловичей – Вышеград. Вокруг крепостей постепенно разрастались поселения – из хроники летописца Козьмы Пражского известно о пригородах Вышеграда и Пражского Града, о селениях немецких, романских и еврейских купцов, расположенных на этой территории.
К XII веку из двух крепостей вырос большой город, в котором четко обозначились: Пражское Место (позднее – Старое Место), чуть позже – Новое Место (с XIV века названное Меньшим Местом, или Малой Страной). На XIII век приходится и расцвет еврейского гетто.
При короле и императоре Карле IV (1346–1378) Прага превращается в столицу средневековой Римской империи. При нем строятся первый в городе заальпийский университет, Новое Место пражское, знаменитый Карлов мост с мостовыми башнями, здание Староместской ратуши, монастырь на Слованех (Эмаусы) и другие шедевры архитектуры. Прага периода правления Карла IV превратилась в блестящую столицу, выстроенную в стиле высокой готики, в один из крупнейших городов Европы того времени.
В XV веке Прагу сотрясали Реформация, революция и гуситские войны. Но город продолжал расти – достраивался собор Девы Марии перед Тыном, выросла Пороховая башня, к Староместской ратуше пристроили новый фасад со знаменитыми астрономическими часами.
Привилегированное положение Праги пошатнулось в 1526 году, после вступления на чешский престол первых Габсбургов. В 1547 году король Фердинанд I сильно потеснил пражан, лишив их хозяйственного и политического влияния. Но, несмотря на репрессии, Прага продолжала развиваться и строиться, но уже в ренессансном стиле. В Прагу стекались торговцы, банкиры и строители из Италии. После того, как в 1541 году на левом берегу Влтавы случился большой пожар, в городе один за другим стали появляться дворцы аристократов.
В 1583–1612 годах Пражский Град стал резиденцией Рудольфа II – мецената, ученого, проявлявшего большой интерес к алхимии и другим тайным знаниям. Ко двору стекались художники и ученые со всех концов Европы. В Праге в ту пору жили и работали астрономы и математики Тихо Браге и Иоганн Кеплер, скульпторы и художники Адриен де Врис, Ганс ван Аахен, Джузеппе Арчимбольдо и Бартоломей Спрангер, алхимики Джон Ди и Эдвард Келли, а также ученые-каббалисты, в числе которых был раввин Лёв – создатель легендарного Голема. После 1600 года Прага императора Рудольфа превратилась в крупный, полный блеска город с 60 000 жителей.
Но все хорошее когда-нибудь кончается. В 1620 году чешские сословия вновь восстали против Габсбургов. После решающей битвы на Белой горе, где восставшие были разбиты, пражские города подверглись новым репрессиям и насильственной рекатолизации. Протестанты покидали Прагу, а вскоре ее оставил и императорский двор, переместившись в Вену. Но Прага, превратившаяся из столицы в провинцию, продолжала расти – на сей раз в стиле барокко.
После декрета Иосифа II от 12 февраля 1784 года четыре самостоятельных пражских города – Старое Место, Новое Место, Малая Страна и Градчаны – объединились в единый город – Прагу, снова ставшую центром культуры и чешского национального возрождения. В 1787 году в Ностицком (Ставовском, т. е. Сословном: от stav – «сословие») театре впервые была поставлена опера В. А. Моцарта «Дон Жуан». В этом же театре давал концерты Бетховен.
В XIX веке Прагу стали модернизировать по образцу крупных западноевропейских городов. Вместе с чешской культурой развивалась и немецко-еврейская: в Праге жили и творили Кафка, Рильке, Верфель, Мейринк, Киш и другие. Не обошли вниманием Прагу Эйнштейн, Малер, Эрнст Мах.
В 1918 году Прага стала столицей независимой Чехословацкой республики. И продолжала расти. Этот период обогатил городскую архитектуру чешским модерном (сецессион), кубизмом и другими авангардными течениями 1920—1930-х годов.
Период строительства в 1939 году закончился периодом разрушений – после вторжения немецких войск. Во время войны было уничтожено или повреждено множество исторических памятников.
За время коммунистического правления, о котором чехи не любят вспоминать до сих пор, город тем не менее обогатился тремя линиями метро, двумя новыми мостами (Нусельским и Баррандовским), большими универмагами, да и с реставрацией памятников все было в порядке. «Бархатная революция» в ноябре 1989 года принесла политические и экономические перемены, а заодно способствовала превращению Праги в мировой туристический центр.
Сегодня Прага – вполне современный город и в то же время город вневременной. Это и порог, и перекресток всех эпох, которые она пережила. Словно они не исчезали одна за другой, а продолжали жить в узких улочках и величественных храмах, в старых камнях булыжных мостовых и астрономических курантах, в скульптурах Карлова моста и надгробиях еврейского кладбища. За эту особенность Прага очень любима киношниками всех стран – в ней снимаются исторические фильмы, время действия которых – Средние века, эпоха Возрождения, XVII–XIX века, а место действия совершенно не имеет значения. Это может быть и Лондон, и Париж, и все, что угодно. Реальность Праги – это реальность детского сна: даже в первый приезд вас не оставляет ощущение однажды (или не однажды) виденного… во сне. Недаром фантастические «Хроники Нарнии» тоже снимались именно здесь.
Прага давала щедрую пишу всем видам искусства – еще в начале XX века в ней начали снимать кино. Легенды Праги наиболее активно переносили на экран немцы и австрийцы, то есть те, кому эти легенды, при всей их близости к германской культуре, все же представлялись необычными и странными. Немецкий режиссер Пауль Вегенер снял здесь фильмы «Пражский студент» и «Голем», вошедшие в историю мирового кинематографа. Прага в них – не фон, а главное действующее лицо.
В Праге родились и жили знаменитые режиссеры Милош Форман и Иван Ройтман («Охотники за привидениями»). Форман снимал в Праге своего «Амадеуса», в котором Том Хальс в роли Моцарта нетвердой походкой передвигается по узкой улочке Thunovska на Малой Стране. Выбор Праги в качестве места съемок был несомненной удачей – поскольку премьера оперы Моцарта «Дон Жуан» состоялась в пражском Сословном (Ставовском) театре.
В 1988 году был экранизирован мрачноватый роман другого знаменитого пражанина, Милана Кундеры, – «Невыносимая легкость бытия», и действие, и съемки которого тоже проходили в Праге. Главные роли сыграли Жюльетт Бинош и Дэниэл Дэй Льюис.
В фильме «Из ада» о Джеке Потрошителе, снятом братьями Хьюз, Прага играет роль Лондона, в «Отверженных» – роль Парижа (роль парижских катакомб исполняют канализационные трубы Градчанской площади). В «Идентификации Борна» Прага (улицы Йиндржижка и Панска) изображает Цюрих.
Прага в качестве Праги снята в боевиках «Миссия невыполнима» (съемки происходили на острове Кампа, на Староместской площади в воздух эффектно взлетали рестораны, а роскошный прием в начальных кадрах триллера снимался в интерьере Национального музея) и «Снайпер» с Дольфом Лундгреном в главной роли. В сцене преследования он совершает прыжок с одного из зданий Пражского Града и фантастическим образом приземляется за несколько километров, на крыше Национального театра. Впрочем, в Праге возможно все.
Сочетания средневековья и современности иногда очень забавны. На острове Кампа есть самая узкая пражская улочка, специально оборудованная светофором, чтобы на нее не выходили одновременно с противоположных концов – в этом случае прохожие разойдутся, только если один будет пятиться задом. Если спуститься по ней до конца, на небольшой площадке можно обнаружить престранную скульптуру двух писающих мужчин, смотрящих друг на друга. Говорят, струйки управляются при помощи SMS, отправленных на специальный компьютер. Тогда струйки по заказу могут выписать любое изречение. Это творение хулиганствующего скульптора Давида Черного.
Современную Прагу любят не только пражане. Клинтон, Ширак, Брюс Уиллис, Джонни Депп давно нашли себе излюбленные местечки, где можно послушать музыку (в случае с Клинтоном – поиграть на саксофоне), спокойно посидеть за кружкой пива или насладиться прекрасным видом.
Но что там актеры и политики! Прагу обожал Моцарт. В нее была влюблена Марина Цветаева (возможно, ее жизнь сложилась бы иначе, найди она в себе силы остаться в любимом ею городе). В Прагу на время приехал Мейринк – и остался в ней навсегда. Здесь в эмиграции жил Аркадий Аверченко – и сохранил незабываемые впечатления.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.